Имя этой героической женщины навсегда сохранят летописи Великой Отечественной войны. Благодаря бесстрашию Анны Никулиной во время битвы за Берлин ещё одно Красное знамя взвилось над фашистским логовом.

Анна Владимировна Никулина родилась 22 декабря 1904 года в станице Кардоникской Зеленчукского района. Вышла замуж, но уже в 26 лет осталась вдовой с двумя детьми.

Дальше уже Великая Отечественная война писала биографию А.В. Никулиной, и она же обессмертила имя «товарища Анны». В 1942 году молодая женщина окончила Ростовское военно-политическое училище и попала в действующая армию. С ноября 1942 года и до победного мая 1945-го её жизнью были фронтовые дороги от Моздока до Берлина в качестве старшего инструктора политотдела и секретаря партийной комиссии 9-го стрелкового корпуса, входившего в конце войны в 5-ю Ударную армию 1-го Белорусского фронта.

Вот выдержка из её боевой характеристики за подписью начальника политотдела 9-го стрелкового корпуса подполковника Дукельского: «Старший инструктор политотдела корпуса, капитан Анна Владимировна Никулина… пользуется боевым авторитетом среди бойцов и командиров бригад. Оказывая практическую помощь в проведении партийно-политической работы, неоднократно выступает на ротных митингах в бригадах. Находясь в подразделениях, Никулина идёт вместе с ними в бой, здесь бойцы видят её энергию, смелость, умение оценить обстановку и проявляемое мужество и отвагу. В наступательном бою 1 апреля 1943 года Никулина возглавила роту и повела её в атаку. За мужество и героизм представлена к правительственной награде. Военный Совет 9-1 армии наградил её орденом Отечественной войны I-й степени».

О подвиге Анны Никулиной нам рассказывает выписка из газеты «Правда» за 30 апреля 1943 года. Автор А. Фаров, благодаря которому о подвигах Анны узнал весь фронт, озаглавил свой очерк «Отважная душа»: «…Она никогда не училась красноречию, но ненависть к врагам делала её красноречивой, помогала находить путь к сердцу солдат, которые завтра пойдут в атаку, чтобы убивать врагов.

Бойцы танкового десанта готовились к важной операции. С ними говорила капитан Анна Владимировна Никулина, она напутствовала их перед битвой. Но когда танковый десант ворвался в населённый пункт Лепилино, автоматчики, соскакивая с танков, увидели её, Анну Никулину, она бежала впереди, сжимая в руке автомат. Лицо её горело воодушевлением. Вчера она поднимала бойцов и призывала их к бесстрашию, сейчас она была среди них, бесстрашных…». Столь же отважной героиня нашего повествования показала себя несколькими днями позже, подняв в атаку бойцов стрелковой роты. Очерк заканчивается так: «Когда в подразделении… разнеслась весть, что капитан Анна Владимировна Никулина награждена орденом Отечественной войны I-й степени, то за неё порадовался каждый, кому довелось быть хоть один раз с ней в бою. Этой наградой гордились все её боевые товарищи».

Однако было в непростой судьбе Анны Никулиной событие, участие в котором обессмертило её имя. Это водружение Красного знамени над имперской канцелярией. В истории Великой Отечественной об этой операции остались по-военному скупые строки: «Офицер политотдела 9-го стрелкового корпуса 5-й ударной армии генерала Берзарина майор Анна Никулина водрузила красное знамя на крыше рейхсканцелярии; сержант Горбачев и рядовой Бондарев повесили красное полотнище над её дверями».

Вот как пишет об этом в своих мемуарах «Воспоминания и размышления» маршал Георгий Жуков: «Последний бой за имперскую канцелярию, который вели 301-я и 248-я стрелковые дивизии вечером 1 мая, был очень труден. Схватка на подступах и внутри этого здания носила особо ожесточенный характер. В составе штурмовой группы 1050-го стрелкового полка действовала старший инструктор политотдела 9-го стрелкового корпуса майор Анна Владимировна Никулина. Вместе с бойцами И. Давыдовым и Ф.К. Шаповаловым она пробралась через пролом в крыше наверх и, вытащив из-под куртки красное полотнище, с помощью куска телеграфного провода привязала его к металлическому шпилю. Над имперской канцелярией взвилось Красное знамя».
Сама Анна Владимировна в своей книге воспоминаний «Пламя в ночи» описывала это событие так: «Завязался бой внутри имперской канцелярии. Там стоял густой дым, от пороховых газов резало глаза, было трудно дышать и настолько темно, что бойцы вели огонь по вспышкам выстрелов фашистов.

…Воспользовавшись тем, что эсэсовцы под натиском наших воинов отошли от лестничной клетки, я стала взбираться вверх. За мной бросились комсорг батальона Салиджан Алимов, комсомольцы Иванов, Бондаренко, Хмельницкий и другие.

Еще одно усилие – и мы на третьем этаже. Теперь надо преодолеть чердак, но сил уже нет, кажется, что вот-вот замертво грохнешься – и конец. Но автоматные очереди затаившихся на чердаке фашистов заставили нас забыть об усталости. Пуля попала в голову Салиджану, и он упал, успев крикнуть:

– Товарищ майор, знамя!

В ответ на выстрелы фашистов в угол чердака ударили очереди автоматов Бондаренко, Хмельницкого, и эсэсовцы (их было двое) затихли. Комсомольцы бросились к своему вожаку, чтобы оказать помощь.
И тут неведомо откуда взялись у меня силы. Я быстро стала пробираться по чердаку, где через развороченную снарядами кровлю виден был просвет ночного, полыхающего зарницами боя неба. Бросилась к этому просвету. У самой кромки крыши зияла большая пробоина, и из нее вверх вздыбились какие-то металлические штыри, видимо, от развороченной арматуры кровли. К одному из них кусками телефонного провода я прикрепила Красное знамя. Озаренное светом ракет, отблесками пожаров, оно колыхалось, как пламя в ночи.

Укрепив знамя, я почувствовала такую слабость во всем теле, что долго не могла сдвинуться с места и, прислонившись спиной к какой-то перекладине, стояла и смотрела на объятый пламенем Берлин, а по лицу текли горячие слезы радости».

Кавалер трёх орденов Отечественной войны I и II степени, Красного Знамени, Красной Звезды и 11-ти боевых медалей («За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и др.), А.В. Никулина демобилизовалась в декабре 1945 года и возвратилась в родные края. Через несколько лет она переехала в Москву к младшей сестре Варе, тоже фронтовичке. В столице Анна Владимировна Никулина была секретарём партийной организации крупного жилищного кооператива, активистом комитета ветеранов Великой Отечественной войны и Московского комитета советских женщин, вела большую работу по патриотическому воспитанию молодёжи. Её имя носят музеи, школы и улицы многих городов России, в том числе и Москвы, жилой район в Германии.

Умерла Анна Владимировна в 1992 году в Москве.

 

Пресс-служба ЮРГПУ(НПИ), при содействии Научно-технической библиотеки ЮРГПУ(НПИ) и с использованием материалов сайта https://viktorkotl.livejournal.com/241898.html