ЮЖНО-РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (НПИ)

ИМЕНИ М.И. ПЛАТОВА

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Новочеркасск, накануне Великой Отечественной войны, среди городов Ростовской области считался озеленённым и благоустроенным. Его улицы, площади и дворы на 80% были замощены каменным покрытием, а аллеи и дорожки посыпаны тырсой из камня-ракушечника. Городской сад им. Благоя Попова (в настоящее время – Александровский сад) являлся замечательным местом отдыха: центральная аллея утопала в зелени разлапистых и благоуханных лип, боковые линии, засаженные сиренью, были местом массовых гуляний молодёжи. Здесь был хороший летний театр на 500-600 мест, три ресторана, «ротонда», в которой по вечерам играл духовой оркестр ККУКС (кавалерийские курсы усовершенствования командного состава). Ещё в 1936-1937 гг. на центральной, Московской, улице старые пирамидальные тополя заменили каштанами, а улицы Энгельса, Народная, Степная силами жителей засажены розами и многолетними цветами.

Роща «Красная весна», красивый тенистый зелёный массив в 78 гектаров, окаймлённый 3-метровым земляным валом, на котором густо росла маслина, с весны до поздней осени наполнялась щебетанием птиц. Здесь же, рядом, где сейчас микрорайон Черёмушки, располагался ипподром ККУКСа, где проводили вольтижировку и конно-спортивные соревнования курсанты-кавалеристы и конники из комотряда ОСОАВИАХИМа. Город Новочеркасск и в те времена был молодым и жизнерадостным, большую часть его населения составляла звонкая и весёлая молодёжь».

Новочеркасский индустриальный институт 1935 г. вид с самолета

Золотое было время. Вся страна училась. В библиотеках просиживали до 12 ночи, но на севере шла война с финнами. Ребят, уже зачисленных на первый курс, забрали в армию и в военные училища… 22 июня по радио речь министра Молотова: «война». «Я с 10-ю студентками НПИ, окончившими курсы медсестёр, в военкомате. Просимся на фронт. На что нам ответили, что о фронте сами ничего не знают, а вот на Кавказе согласно планам открываются военные госпитали, выбирайте любой и оформляйте документы. Так в августе 1941 я стала медсестрой».

Главный корпус НИИ. 1940 г.

Война прервала мирную работу Новочеркасского индустриального института. Началась большая и напряженная работа по перестройке его жизни на военный лад. 30 июня 1941 года партком НИИ, руководимый тогда И.П. Анощенко, получил задание Горкома партии создать из числа студентов и сотрудников вуза отряд добровольцев. В первые же дни июля, добровольцами отправились на фронт более 1500 студентов и около 200 преподавателей. 27 июля 1941 г. 65 студентов-комсомольцев, весь состав комитета ВЛКСМ во главе со своим секретарем Михаилом Коганом, простились с институтом. Они были отправлены политбойцами на Миус-фронт под Таганрогом. Здесь политбойцы обороняли рубеж, на котором сосредотачивался основной удар 1-й танковой армии Э. Клейста. При обороне этого рубежа героические подвиги совершили многие защитники. В их числе Михаил Коган, активисты-отличники Гронский, Рухленко, Белявский, Грозинский, И. Семченко, Нина Азарова, Валентина Караваева. 30 активистов комсомольской организации института погибли. Погиб и М. Коган. Но танки не прошли!

Студенты института, не ушедшие на фронт, служили делу защиты Отечества в тылу. Они помогали военкоматам проводить мобилизацию лиц призывного возраста, принимали участие в подготовке боевых резервов для армии, в обучении молодежи военным специальностям и санитарному делу, в организации местной противовоздушной и противохимической обороны, в обеспечении порядка в городе, в строительстве оборонительных сооружений. Студенты проявляли заботу о раненых воинах и семьях фронтовиков. Многие выпускники 1941 года выехали на шахты, заводы, в колхозы и совхозы, чтобы заменить ушедших на фронт. Вступали в ряды народного ополчения и истребительные отряды.

Зачетная книжка. 1941 г.

По решению городского комитета обороны в институте из числа добровольцев был создан истребительный отряд. Во главе отряда, насчитывавшего 250 человек, стал командир полка эпохи гражданской войны, член партии с 1918 г. преподаватель кафедры архитектуры И.Ф. Руденко, комиссаром – преподаватель химфака И.Я. Быков. (Позже комиссаром отряда стал И.П. Боляев), начальником штаба – Б.С. Чепурин. По-боевому действовали в отряде преподаватели, воспитанники комсомола – К.Я. Шапошников, Е.М. Цейров, Б.Н. Авилов-Карнаухов, С. Меганаджиев, студенты Н. Гусев, Н. Лучина, Л. Брюханова и многие другие.

Целью истребительного отряда была охрана города, дорог, переправы через реку Аксай, охрана госпиталей и военных складов, борьба с диверсантами и шпионами. Бойцы отряда часто ходили в разведку. Во время одной из них, в районе станицы Грушевской погибли Меганаджиев, Гусев, Лучина. Позднее, в 1942 г., при отходе отряда во время немецкого наступления погиб смертью героя И.Ф. Руденко. Научные сотрудники, студенты, рабочие и служащие института принимали участие в сооружении оборонительных рубежей: противотанковых рвов, окопов, баррикад и огневых точек. Многие из них были впоследствии награждены медалями «За оборону Кавказа», грамотами городского комитета обороны и военного командования. В батальонах и полках ополчения, истребительных отрядах молодые патриоты после напряженного дня учебы изучали военное дело, готовились в любую минуту с оружием в руках выступить против врага.

5 июля 1941 г. ЦК ВЛКСМ обязал комсомольские организации прифронтовых областей РСФСР, а также на Украине и Северном Кавказе, создавать при райкомах и крупных первичных организациях комсомольские отряды истребителей танков. Был такой отряд создан и в НИИ. В него вступило 92 члена ВЛКСМ. Они готовились уничтожать вражеские танки простейшими средствами. 75 человек получили высшую оценку за подготовку к этой новой военной специальности.

Учебный процесс и научно-исследовательская работа на кафедрах были коренным образом перестроены. Ремонтировали военные автомашины, танки, доставленные в неисправном состоянии прямо с фронта. В лабораториях, механических мастерских срочно выполнялись заказы военных организаций и промышленных предприятий.

Каждая кафедра всячески стремилась оказать посильную помощь фронту. Ученые НИИ занялись усовершенствованием впоследствии знаменитого «коктейля Молотова». В первые дни войны заведующий кафедрой физической и коллоидной химии Дмитрий Платонович Сёмченко получил задание Комитета обороны, срочное и ответственное, – составить зажигательную смесь для бутылок.

Сёмченко Д.П.

Тогда известно было, что серная кислота, соединяясь со смесью бертолетовой соли, воспламеняется. Моя задача состояла в поиске пропорции, при которой их соединение в керосине произойдёт со взрывом наибольшей эффективности. Работа была очень опасной, поэтому делала всё одна. Обо всех результатах докладывала только Д.П. Сёмченко. Подобрав очередную пропорцию, мы вдвоём выходили на стадион между институтскими корпусами и бросали свои бутылки. Делал это Сёмченко сам. После утверждения смеси я стала делать её в больших количествах. Мешочки для смеси заказала в артели слепых, она изготовила их более 1000. Пробирки для кислоты делали стеклодувы химфака. Когда нужное количество было готово, собрали всех уборщиц химического факультета. Они приходили на кафедру и заполняли мешочки смесью. Труда было много… Много бутылок с зажигательной смесью мы отправили в городской истребительный отряд. В истребительном отряде испытания проводил мой муж, Быков Иван Яковлевич.

Быков И.Я.

Работу, связанную с проблемами военного значения, вели доценты А.Д. Дроздов, К.Я. Шапошников, В.Н. Авилов-Карнаухов, профессоры В.Г. Михайлов, А.М. Карпов и др.

Абитуриенты института привлекались к строительству оборонительных сооружений. Так, М.С. Плотников вспоминал: «Я родился в 1924 г. В армию не брали, решил поступать в институт. На экзамене по русскому языку и литературе объявили постановление о том, что выпускники школ 1941 года в вузы принимаются без экзаменов. Получив документы о приёме, весь август я проработал в совхозе на уборке хлебов, отдыхать было некогда. В конце августа выехал в Новочеркасск на учёбу… 20 сентября 1941 г. ребят-студентов направили на 20-25 км западнее Новочеркасска рыть окопы, откуда в начале октября, грязные и голодные, мы возвратились в Новочеркасск».

Шли мы туда с песнями, с «Катюшей», без страха и сомнения. Нас несколько раз бомбили, но это особого впечатления не производило. Сами готовили наваристый солдатский борщ и кашу с мясом: по дорогам войны гнали скот, и получить корову или овцу, которая не могла дальше идти, проблемы не было.

17 сентября 1941 года Государственный Комитет Обороны принял Постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР». По решению ГКО все граждане мужского пола от 16 до 50 лет, способные носить оружие, должны были пройти обязательное военное обучение. В первую очередь к обучению привлекалась молодежь. Выполняя решение партии, Новочеркасский ГК ВКП(б) принял специальное постановление о подготовке радистов, телеграфистов и морзистов на базе индустриального института. Наряду со студентами, к учебе привлекались и школьники. При парткоме и комитете комсомола создавались группы по подготовке инструкторов ПВХО – командиров звеньев и начальников групп самозащиты.

В студенческих группах всеобуча особое внимание обращалось на овладение винтовкой, пулеметом, минометом и ручной гранатой, противохимической защитой, на рытье окопов и маскировку, а также на тактическую подготовку. Обучение проводилось по пяти основным специальностям: пулеметчика, стрелка, минометчика, снайпера, истребителя танков. Отдельно был создан батальон лыжников. Программой обучения предусматривалась и физическая подготовка бойцов.

Всеобуч явился важным шагом в подготовке резервов для армии, с его введением усилилась роль комсомола, который стал душой всеобуча. Регулярно проводились заседания комитета комсомола, собрания институтского актива ВЛКСМ, на которых обсуждались вопросы организации военного обучения молодежи, специально выделялись агитаторы и пропагандисты, которые выступали с беседами на военные темы не только перед студентами, но и перед рабочими, школьниками и молодежью села. Студенты оказывали также помощь военкоматам в подборе и подготовке инструкторского и командно-политического состава, в проведении учета лиц, подлежащих обучению.

Работа во всеобуче приобрела еще более целенаправленный характер после выхода 8 октября 1941 года Постановления (СНК СССР «Об организации военной подготовки студентов высших учебных заведений на 1941/42 учебный год». Этим постановлением в учебный процесс вводился обязательный 60-часовой курс военной подготовки студентов, в том числе и девушек. Советское Правительство поставило перед вузами задачу «воспитания волевых, беззаветно преданных Родине, готовых к самопожертвованию патриотов, будущих бойцов Красной Армии, проникнутых решимостью выполнить любую поставленную задачу, невзирая ни на какие трудности; воспитание высокой революционной бдительности, строжайшего соблюдения военной тайны, зоркость в борьбе со шпионажем, вредителями, диверсантами». Благодаря четко организованной работе, весной 1942 года в НИИ полностью была завершена учеба бойцов первой очереди всеобуча.

Героические подвиги комсомолок, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, отважные дела бесстрашных партизанок вызывали у многих девушек горячее желание вступить в ряды Красной Армии и наравне с мужчинами с оружием в руках защищать Родину от ненавистных врагов. Идя навстречу их патриотическим стремлениям, ЦК ВЛКСМ объявил в начале войны набор в учебные санитарные дружины и на курсы медсестер. По решению Новочеркасского городского Комитета Обороны в индустриальном институте были открыты медицинские курсы. На них только в 1941 году было подготовлено 258 медсестер, 328 сандружинниц, в том числе девушки народного ополчения. Окончившие курсы отправлялись на фронт. Среди них были Галина Петрова, Нина Азарова, Нонна Лучина, Людмила Брюханова и многие другие девушки-комсомолки. Благодаря всеобучу, Красная Армия получила огромные резервы боеспособных, сильных духом бойцов, отлично владевших военным делом, не боявшихся трудностей и умевших их преодолевать.

Подготовка полноценных боевых резервов для армии предусматривала воспитание дисциплинированных, физически крепких и сильных духом бойцов. Поэтому военно-физкультурная работа была в центре внимания комсомольской организация института. Программа физической подготовки учитывала требования военного времени и предусматривала занятия по огневой подготовке, рукопашному бою, плаванию, гимнастике, лыжному и другим военно-прикладным видам спорта.

Комитет комсомола, секретарем которого после ухода на фронт М. Когана стала Татьяна Юрченко, возглавил работу студентов на воскреснике. Юноши и девушки собирали в этот день металлолом, грузили уголь, расчищали железнодорожные пути, отрабатывали дополнительное время на строительстве оборонительных сооружений. В сентябре 1941 г. был проведен комсомольско-молодежный воскресник, посвященный 27-ой годовщине МЮДа (Международного юношеского движения). В этот день комсомол НИИ поддержал почин комсомольцев г.Ростова-на-Дону о сборе средств на постройку эскадрильи боевых самолетов «Комсомолец Дона». Все средства, заработанные на воскреснике, были перечислены в фонд обороны страны. До конца 1941 г. было проведено несколько массовых комсомольских воскресников, пополнивших фонд обороны деньгами, металлом, военным снаряжением, продовольствием.

Несмотря на военное время, по-прежнему большое внимание уделялось учебе. В связи с уходом многих студентов добровольцами на фронт, число обучающихся резко сократилось. Если за 1937-1940 гг. институт подготовил 2065 специалистов, в 1941 г. было выпущено 649 инженеров, то за три военных года – только 787 человек. Однако потребность в инженерных кадрах была колоссальна, и особенно в оборонной промышленности. Обучение студентам приходилось сочетать с ежедневной работой в помощь фронту. Появились новые формы массово-политической работы. Особое значение приобрела деятельность агитаторов. Они разъясняли молодым людям идеологические основы Великой Отечественной войны, раскрывали характер войны со стороны Германии и ее союзников, изобличали звериную человеконенавистническую сущность фашизма, рассказывали о героических действиях советских воинов на фронте и самоотверженном труде рабочих, крестьян и интеллигенции в тылу.

К осени 1941 г. обстановка на фронте осложнилась. 17 октября 1941 г. советские войска оставили Таганрог, возникла реальная угроза Новочеркасску и с севера, и с юга. Сотрудникам и студентам было приказано вернуться в город. Поздно вечером 19 октября шли они по городу в полной темноте, ощупью, считая кварталы. Навстречу попадались люди с мешками муки, сахара и других продуктов. Говорили, что грабят склады в бывшем соборе, милиции уже нет, городские власти покинули Новочеркасск. Конечно, было страшно, но страх не был безысходным.

Эвакуация вуза шла в Среднюю Азию через Махачкалу, где на берегу Каспийского моря, прямо на земле, сидели и лежали десятки тысяч людей, ожидавших пароходы. В Красноводске была совсем другая жизнь: здесь не было светомаскировки, продавали иранские товары, финики, было чем утолить голод. Дальнейший путь политехников лежал в Ташкент, и ноябрьские праздники они встречали в товарном поезде, который вёз и завод Ростсельмаш. В середине ноября, грязные, голодные, без денег добрались вузовцы до «хлебного города» и заняли гардероб в вестибюле Средне-Азиатского индустриального института. Вскоре, однако, по указанию председателя Всесоюзного комитета по делам высшей школы С.В. Кафтанатия они направились в город Маргелан, недалеко от Ферганы.

До начала учёбы студенты работали на строительстве шелкоткацкой фабрики, рабочий паёк вполне удовлетворительно решал проблему питания. К концу декабря стало известно, что Новочеркасск не был оккупирован, и руководству института было предложено вернуться обратно.

Оставшиеся в Новочеркасске сотрудники института работали на строительстве оборонительных сооружений вокруг города, так как линия фронта проходила всего в нескольких километрах. После освобождения Ростова угроза оккупации ослабла, и уже в январе 1942 года институт вновь возобновил занятия в Новочеркасске.Практически до конца июля в НИИ проходила экзаменационная сессия. Но после того как фашисты прорвали оборону на реке Миус, была проведена вторая эвакуация предприятий Новочеркасска.

Удостоверение об эвакуации в Томск

Новочеркасский индустриальный институт эвакуировался в Томск. Вторая эвакуация проводилась в сложной военной обстановке. Фронт был прорван, враг быстро наступал. 18 июля с 8 утра весь коллектив института на своих местах. Срочно идут работы по упаковке оборудования, предназначенного к эвакуации. В середине дня – сильнейшая бомбежка города, первый массовый воздушный налет неприятельских самолетов. Большие разрушения на улице Энгельса, Жертв Революции (ныне - Троицкая), в районе института. На территории института разорвались три бомбы. Рухнувшие стены, развороченные полы, обвалившиеся потолки, поврежденный фундамент и почти все выбитые стекла сделали институт неузнаваемым. Особенно пострадали главный корпус, литфак и аэродинамическая лаборатория. Были жертвы среди сотрудников и студентов. В этот день прошел свое первое боевое крещение медпункт института.

Краевед, профессор ЮРГПУ(НПИ) А.А. Данцев так описывает события лета 1942 года: «Раздался телефонный звонок из Москвы. Хозяина кабинета Алексея Григорьевича Кобилева (председатель комитета обороны Новочеркасска, доцент НИИ) на месте не оказалось. Осипший помощник несколько раз натужно прокричал в трубку:

– Товарищ Кобилев сейчас на лекции.

– Как на лекции? – недоверчиво удивилась телефонная трубка…

– Позвоните часа через два, – посоветовал помощник.

– Пожалуй, звонить не будем. Нам достаточно разговора с Вами. Это из редакции «Правды». Мы обязательно расскажем в газете об удивительном факте. Это кажется невероятным: руководитель комитета обороны продолжает, как ни в чём не бывало, читать студентам лекции в вузе, когда линия фронта совсем не за тридевять земель от города! Передайте Алексею Григорьевичу наше восхищение».

С 18 июля все коммунисты и весь комсомольский актив института переведены на казарменное положение. 19 июля Горисполком принимает постановление об эвакуации института. 20 июля эвакуация началась. Однако вскоре стало ясно, что вывезти из города огромное число подготовленных к эвакуации ящиков с оборудованием будет невозможно. Транспортных средств нет и не будет. Начали распаковку ящиков со станками, тяжелыми машинами, ценным оборудованием. Некоторые, наиболее ценные, части прятались в тайники, закапывались.

24 июля – приказ Комитета Обороны Новочеркасска – покинуть город. Враг уже захватил Хотунок. Со стороны станции Грушевка в город входили семь танков (один из них был тут же подбит нашей артиллерией). В таких условиях студенты, преподаватели, служащие института сравнительно организованно покидали город в направлении Дона. Эвакуация проходила чрезвычайно трудно. Ее возглавили директор института К.А. Шильников, секретарь парткома В.Г. Власов, председатель профкома Михаил Фролов и члены комитета комсомола В.Я. Якубовский, Леонид Сауков (позднее погиб на фронте). Это были трудные дни, полные опасностей и лишений.

Власов Виктор Гаврилович, секретарь парткома НИИ

Подбитый танк на спуске Герцена

Длинный путь завершился в г. Томске. Преподаватели и студенты НИИ были направлены в индустриальный институт им. С.М. Кирова, где их дружески встретили и помогали в кратчайший срок восстановить учебные занятия. В тылу сотрудники института проводили огромную работу по оказанию помощи фронту. Например, сотрудники горного факультета организовали выжиг, которым питались литейные цеха предприятий Северного Кавказа, организовали техническую помощь по улучшению горного и электротехнического хозяйства закавказских рудников, провели ряд работ, связанных с увеличением сырьевой базы на Урале, Сиваше, Алтае. Группа геологов по спецзаданию командования северной группы войск Закавказского фронта работала в прифронтовой полосе.

Химики сконструировали запал для зажигательных противотанковых бомб и разработали для них состав горючей смеси, изобрели серебряный препарат, ускоряющий заживление ран и разработали метод серебрения и активации песка для приготовления стерильной «серебряной» воды. Кафедра электромеханики организовала производство гальванических приборов специального назначения для военно-морского флота».

Многие студенты продолжали уходить на фронт. Рвался на борьбу с врагом и Михаил Фролов. Однако партийная организация поручила ему возглавить объединенную комсомольскую организацию двух вузов. М. Фролова (ректор НПИ в 1963-1974 гг.) отличали редкие организаторские способности. Он был энтузиастом молодежного движения, обладал блестящими качествами лидера и одновременно отзывчивого и заботливого товарища. Под его руководством быстро наладилась работа комитета ВЛКСМ, укрепилась внутрисоюзная дисциплина, оперативно оказывалась помощь партийной организации. В 1943 году Михаил вновь просит отпустить его на фронт, и на этот раз его просьба удовлетворяется. Будущий разведчик уходит на борьбу с врагом в составе сибирского коммунистического батальона.

Открытие мемориала воинам политехникам 1965 г.

(В центре М.А. Фролов ректор НПИ 1963-1974 гг. На войне он потерял ногу).

И многие комсомольцы следовали примеру своего лидера. В начале 1943 года комсомольская организация института насчитывала 500 человек, а к осени этого же года – только 200. Комсомольцы уходили на фронт.

Русскому народу неоднократно приходилось с оружием в руках защищать свою землю, проявлять храбрость и мужество. Но никогда история не знала такого массового героизма, который продемонстрировал советский народ в годы Великой Отечественной войны. Война с фашистской Германией показала всему миру непоколебимую стойкость, величайшее мужество, самоотверженность и преданность народа Отчизне. В боях с врагом неувядаемой славой покрыли себя многие сотрудники, студенты, выпускники НИИ.

Борис Константинович Гильдунин окончил строительный факультет института в 1939 году. Он проявил мужество и находчивость при форсировании реки Днепр в районе г. Кременчуга. Благодаря смелым, решительным действиям Б.К. Гильдунина, проявленному геройству перед личным составом, к рассвету 24 сентября 1943 г. полк был переправлен на правый берег реки Днепр, вступил в бой и продвинулся вперед. За этот подвиг Борису Константиновичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны он руководил строительством многих объектов: производственных баз, аэродромов, жилых корпусов и т.д. С 1965 года Борис Константинович переходит на преподавательскую работу во Всесоюзном заочном инженерно-строительном институте (ВЗИСИ) в Москве. В 1977 году прославленный герой был почетным гостем на 70-летнем юбилее НПИ и с трибуны обратился к молодежи с призывом постоянно следовать тем боевым и трудовым традициям, которыми так богат наш институт.

Гильдунин Б.К. Герой Советского союза

Кому не известно имя Галины Петровой, отважного бойца с «Огненной Земли», посмертно получившей звание Героя Советского Союза! В 1940 году она поступила в НИИ на энергетический факультет, а затем перевелась в Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт. Когда началась война, Галина одной из первых поступила на курсы медсестер индустриального института, с отличием их закончила и добровольцем ушла на фронт. Дома на руках матери остался маленький сын. Осенью 1942 года Г. Петрова становится медсестрой батальона морской пехоты.

В ночь на 1 ноября 1943 года моряки высадились на крымскую землю. В числе первых десантников была и Г. Петрова. На ее счету было более 300 спасенных жизней советских воинов. Ее спокойствию, хладнокровию, мужеству поражались опытные, бывалые бойцы-матросы.

За храбрость и героизм, проявленные при высадке десанта в районе поселка Эльтиген 17 ноября 1943 года Галина Петрова удостоена звания Героя Советского Союза. 8 декабря того же года вражеская бомба оборвала ее жизнь. Приказом командования Черноморского флота от 16 марта 1944 года №12 для увековечения памяти геройски погибшей в боях Героя Советского Союза главного старшину Петрову Галину Константиновну ее имя навечно зачислено в списки 386-го батальона морской пехоты.

В 1965 году, в год 20-летия победы Советского народа над фашистской Германией, у главного корпуса института был установлен памятник Галине Петровой, сооруженный на средства, собранные студентами. У его подножия всегда свежие цветы, как символ благодарной памяти о героизме отважных.

Памятник Герою Советского союза Галине Петровой у главного корпуса ЮРГПУ(НПИ) имени М.И. Платова

Мужественно сражались с фашистами многие политехники: Яков Артамонов, Георгий Молдаванов, Николай Старожилов, Олег Будько, Иван Гончаров, Алексей Еременко (геройски погиб на фронте), Кузьма Давыдовский (геройски погиб при обороне Ленинграда), Матвей Коломийцев (геройски погиб) и многие-многие другие. Александр Шаталов прошел всю войну, неоднократно был ранен, вернулся с фронта, остался в армии, стал в дальнейшем генерал-майором, доктором технических наук, профессором.

Смертью храбрых погиб в первые месяцы войны выпускник энергетического факультета Иван Семченко. В 1941 году Иван с отличием окончил институт и был рекомендован в аспирантуру, но вероломное нападение на нашу Родину фашистской Германии помешало дальнейшей учебе. Иван служил политруком в стрелковой роте во время одного из боев в районе города Пирятино его полк пошел в наступление. В ходе боя Иван первым поднялся в атаку, увлекая за собой бойцов. Враг был сломлен и опрокинут, но фашистская пуля успела поразить бойца.

Вместе с мужчинами геройски сражались девушки. Людмила Каютенко, окончившая химфак, одна из организаторов художественной самодеятельности института. Она стала отважной партизанкой, была награждена медалью «Партизан Отечественной воины». Сразу же после освобождения Новочеркасска Людмила вернулась в институт, работала ассистентом кафедры марксизма-ленинизма.

Студентка энергетического факультета Валентина Литовкина ушла на фронт в 1941 году добровольцем. Она окончила курсы медсестер, прошла со своим подразделением всю войну. На ее счету сотни спасенных жизней советских бойцов. В 1943 году после одного из боев коммунисты полка торжественно приняли отважную девушку в ряды партии.

Римма Фролова шестнадцатилетней школьницей пришла в 1943 г. вместе с матерью в прифронтовой госпиталь. До конца войны самоотверженно боролась за здоровье советских воинов, встретила победу в Польше. После войны она поступила учиться в НПИ, позже работала доцентом кафедры неорганической химии.

Вместе со своим мужем Д.И. Мошнягиным ушла на фронт В.Ф. Мошнягина. Она стойко боролась против фашистов, удостоилась нескольких правительственных наград.

Более шести месяцев находился Новочеркасск в оккупации. За время оккупации города фашисты убили 700 мирных жителей, угнали в Германию около 3 тысяч человек, нанесли огромный материальный ущерб. Особенно зверствовали фашисты на территории института. 24 июля в роще НИИ расположилась немецкая танковая часть. Солдаты и офицеры хозяйничали по корпусам, воровали имущество, били, ломали оборудование лабораторий, которое не удалось вывезти или спрятать. Чтобы избежать свидетелей, всех сотрудников изгнали и к помещениям института не допускали. Фашисты проявляли настоящий вандализм, оскверняли аудитории, превратив часть из них в отхожие места. В августе к немецким грабителям присоединились румынские части. Начальник гестапо майор Бломберг издал приказ «выветрить из института дух советской власти».

Подверглась разграблению вузовская библиотека, ценнейшие оптические приборы были вывезены в Германию. В 1944 году по результатам инвентаризации всего фонда библиотеки выяснили, что пропало 65000 экземпляров книг из основного фонда, из которых часть не возвращена читателями ввиду срочного отъезда на фронт, часть пропала в разрушенных читальных залах, часть литературы, главным образом краеведческой, вывезена немцами. Из акта «Об ущербе, понесённом Новочеркасским Индустриальным институтом им. С. Орджоникидзе от немецких оккупантов»: «В библиотеке почти полностью изъята и уничтожена социально-экономическая литература. В большом количестве расхищены иностранные и советские книги и журналы по геологии, энергетике и пр., особенно изданные в период 1940-1942 гг. Общий ущерб, причинённый институту, оценивается на сумму 9649100 руб. советскими знаками и дополнительно на сумму 313810 в золотых рублях».

Разгромленный фашистами НИИ

Особо свирепствовали фашисты в январе и феврале 1943 года перед отступлением. По распоряжению коменданта города полковника Рихарда специальные команды громил уничтожили все установки тепловых двигателей, станки мастерской, оборудование электроподстанций и другие материальные ценности. В ночь на 13 февраля 1943 г. войска 2-й гвардейской армии под командованием генерала Я.Г. Крейзера вошли в Новочеркасск.

Бои на улицах Новочеркасска. Февраль 1943 г.

Печальное зрелище представляли собой здания института. Разрушены учебные корпуса, уничтожены многие лаборатории и их оборудование, разграблена библиотека. В корпусах выбиты почти все окна и двери. На стенах главного, электромеханического, горного, химического корпусов виднелись огромные пробоины – следы взрывов авиационных бомб и снарядов. Многое из оборудования, в том числе ценнейшая оптика, вывезено в фашистскую Германию.

Повреждения энергетического корпуса НИИ

Уже 14 февраля 1943 г. состоялось заседание Временного правления индустриального и инженерно-мелиоративного институтов. Правление приняло решение немедленно начать восстановительные работы, создать специализированные бригады для восстановительных работ не только в институтах, но и городе и области. 70 человек немедленно были откомандированы в распоряжение различных предприятий области. В марте начали работу партийная и комсомольская организации института. Коммунистов сначала насчитывалось только 5 человек, комсомольцев – 50 человек. 25 марта 1943 года состоялось первое совместное партийно-комсомольское собрание. Главное его решение – все силы на восстановление института и возобновление учебного процесса. Небольшому, в то время по численности, коллективу преподавателей, студентов и служащих пришлось приложить немало сил, чтобы возродить институт и начать учебный процесс.

Накануне оккупации сотрудниками института были предприняты неимоверные усилия: они прятали в тайники оборудование, книги, документы – то, что не успели вывезти. Под кучами мусора, в подвалах и на чердаках их удалось сберечь. Группа во главе с заведующим кафедрой физики Романовским Л.А.и несколькими сотрудниками начала собирать спрятанные в тайниках ценности. Транспорта не было и все переносили на руках. Институт стал работать в три смены, то есть круглосуточно. Вскоре стали прибывать из эвакуации студенты и преподаватели.

Жители Новочеркасска возвращаются домой. Зима 1943 г.

Заместителем директора по научной и учебной работе был назначен А.Г. Белкин. Деканами факультетов были: горного – В.Г.Михайлов; химического – А.А. Комаровский; энергетического – Б.Н. Авилов-Карнаухов; строительного – К.Е. Дементьев. Как и в эвакуации, должность директора института занимал К.А. Шильников. Главнейшей задачей в это время являлось возродить институт и начать учебный процесс. Небольшому коллективу это удалось.

Директор НИИ (1939-1949 гг.) Шильников К.А.

Закипела работа. Ежедневно и без выходных. Разбитые проемы пришлось забивать досками и закладывать кирпичом: стекол не было. Отопление было разморожено и разбито. Поэтому решено было сделать рабочими только часть аудиторий.

Восстановление кровли главного корпуса НИИ

Начали восстанавливать оборудование. И здесь проявил себя профессионализм учебных мастеров под руководством П.Г. Васечко. И сколько же было радости, когда их золотые руки запускали очередной станок! Сколько труда вложили 15 сотрудников библиотеки и ее заведующая Н.Т. Матуленок: в 1943/1944 учебных годах библиотека уже обеспечила учебный процесс. К началу учебного года восстановила работу кафедра военного дела, возглавляемая Героем Советского Союза полковником Н.Д. Мизерным.

Мемориальная доска Н.Д. Мизерного в Военном институте

ЮРГПУ(НПИ) им. М.И. Платова

Состав НИИ в первые месяцы после освобождения выглядел следующим образом: в феврале 1943 г. в институте насчитывалось 80 научных работников и 60 студентов, в апреле – 96 научных работников и 120 студентов. В июне 1943 г. (!) был проведен первый после освобождения выпуск специалистов – 8 человек, а к сентябрю институт вручил дипломы инженера еще 26 выпускникам. В августе число студентов достигло 252 чел., в сентябре вновь принято 303 человека. 1943/44 учебный год начали 560 студентов.

Специальным решением Горкома партии учебный год в ВУЗах города начался с 5 июня 1943 г. Все студенты, мобилизованные до этого на строительство оборонительных сооружений, были возвращены на учебу. В дальнейшем они постоянно привлекались для участия в городских субботниках и воскресниках. А в восстановительных работах в институте участвовали после занятий ежедневно.

Воронка у главного корпуса НИИ.

Наступила жестокая зима 1943/44 года. Учебные занятия проводились в корпусах без света и отопления. Температура была такой низкой, что замерзали чернила и реактивы. Однако занятия шли по расписанию, и учебный план выполнялся. Трудно было с учебниками и учебными принадлежностями. Героической страницей в этих условиях стало восстановление библиотеки. Она потеряла около 68 тысяч экземпляров книг, полностью сгорели обменный фонд и около 1500 комплектов журналов. Однако работать библиотека стала с первых же учебных дней. Комсомольская организация выдвинула группу активистов в помощь работникам библиотеки, которые помогали разбирать, восстанавливать, переплетать сохранившуюся литературу.

Комсомольцам военных годов хорошо запомнилось общеинститутское комсомольское собрание, состоявшееся 25 ноября 1943 г. С докладом выступил секретарь комитета ВЛКСМ В. Якубовский. Он отметил те трудности, в которых начал работу комсомол института. Порой студенты по две недели не получали хлеба. Не хватало инструментов, кирпича, железа для изготовления железных печек, с помощью которых первое время отапливались аудитории и общежития. Собрание решило:

1. Организовать социалистическое соревнование, мобилизующее студентов на отличную учебу. Систематически контролировать ход соревнования, освещать его результаты в стенной печати.

2. Развернуть агитационно-массовую работу в институте и общежитии.

3. Наладить культурную работу, организовав кружки художественной самодеятельности. Провести институтский смотр художественной самодеятельности.

4. Создать в общежитиях культбытсоветы, которые обязаны провести соревнование на лучшую комнату. Оборудовать рабочие комнаты, обеспечить общежитие топливом и электроэнергией.

5. Оказать помощь физкультурной кафедре в деле восстановления ДСО и «Энергии». Разработать план военно-физкультурных мероприятий на зимний сезон.

6. К 15 декабря восстановить первичную организации ОСАВИАХИМа.

7. Проявить больше инициативы, изобретательности в деле обслуживания бойцов подшефного госпиталя.

8. Наладить политико-воспитательную работу среди несоюзной молодежи. Лучшую часть ее активнее вовлекать в ряды ВЛКСМ.

Всю работу возглавить комитету комсомола в составе: Якубовский, Середа, Мокренко, Ковалев, Земцов, Муращенко, Радченко, Цецоха, Степичева, Тарасова.

Комсомольцы развернули большую массово-политическую работу по подготовке к 25-летнему юбилею ВЛКСМ. Было организовано соревнование внутри студенческих групп и комсомольско-молодежных восстановительных бригад. Из числа комсомольцев выделены агитаторы. Они создали рейдовые группы для работы в подшефных школах и колхозах, приняли участие в подготовке и проведении трех областных комсомольских политдней – «Партизан Ростовской области Иван Смоляков», «Герои-Краснодонцы», «Два года Великой Отечественной войны».

Студенты собрали 1500 рублей в фонд помощи детям фронтовиков, участвовали в сборе теплых вещей, отправке посылок на фронт.

Большая шефская работа проводилась молодежью института в подшефном госпитале. 27 февраля 1943 г. городской Комитет ВКП(б) принял постановление «Об оказании помощи госпиталям города». В постановлении записано: «Считать всю комсомольскую организацию города Новочеркасска мобилизованной для оказания помощи госпиталям». Один из госпиталей размещался в корпусе робототехники. Комсомольская организация института шефствовала над госпиталем в течение всего времени его пребывания на территории института (1943-1946 годы).

Формы шефства были разносторонними. Регулярная помощь оказывалась в текущем ремонте аппаратуры, электропроводки, в приспособлении помещений здания к нуждам госпиталя, в обеспечении бесперебойной работы физиотерапевтического отделения госпиталя. Преподаватели и студенты выступали с концертами художественной самодеятельности, проводили книжные обзоры и политические информации, помогали разыскивать родственников, писали под диктовку письма родным раненых.

Студенты и научные работники часто помогали в профилактических уборках госпитальных палат и подсобных помещений. Топлива было мало, но создать максимально нормальные условия для работы госпиталя было необходимо, и институт всячески стремился помочь в этом вопросе. Комсомольцы помогали в оборудовании палат, собирали для раненых книги и журналы, стирали и чистили белье, изготавливали подарки для раненых бойцов, постоянно работали агитаторами и пропагандистами.

Одновременно с учебной деятельностью и массовой общественной работой проводились научно-прикладные исследования. Вуз трудился не только для себя: были открыты курсы по восстановлении шахт Донбасса и Ростовского угольного комбината. Ученые института трудились по восстановлению предприятий, разрушенных захватчиками. Так, коллектив кафедры маркшейдерии под руководством А.Я.Берловича провели полное восстановление и дальнейшее развитие маркшейдерского обоснования Несветайского угольного района, составили маркшейдерские планы для проектных организаций. Кафедра геологии под руководством Попова Г.И. решала проблему затопленных шахт Ростовугля.

Кафедра тепловых двигателей разработала проект откачки воды из шахт и восстановления разрушенных водотрубных котлов котельных шахт. Профессора А.М. Карпов и В.Г.Михайлов давали консультации и читали лекции для инженерно-технического персонала комбината Ростовуголь. Интересно, что докторскую диссертацию на тему «Исследование сверления шпуров» Владимир Гаврилович Михайлов успешно защитил в 1942 г. (!) и вместе со степенью доктора технических наук получил ученое звание профессора.

А.Д. Дроздов разработал проект восстановления Новочеркасской электрической подстанции и осуществлял надзор за ее реконструкцией. Многое было сделано и по восстановлению энергохозяйства Ростовской области, Северного Кавказа, Краснодарского края. Под руководством профессора К.Е. Дементьева был восстановлен новочеркасский водопровод. С.Н. Линевич разработал проект водоснабжения хлебного завода. Архитектор К.И. Куликов руководил работами по восстановлению зданий мельниц и элеватора. Кафедра «Электросети и системы» принимала участие в восстановлении энергоустановок города. Профессор И.Ф. Пономарев и сотрудники его кафедры оказывали помощь кирпичному заводу. Не было ни одного объекта в городе, в восстановлении которого не принимали бы участие сотрудники НИИ. Но предприятиям нужны были новые кадры, и вуз сделал набор студентов по программе «ускоренного обучения» и выпустил около 300 специалистов – горных техников, оказав большую помощь Донбассу. Не оставались в долгу перед вузом и предприятия. От них были получены оконные стекла, строительный лес, металл. В 1944 году в институте было уже два автомобиля.

В восстановлении вуза очень помогло то обстоятельство, что в Новочеркасске был основан Отдел снабжения вузов Ростовской области. К концу 1944 г. при институте был создан ОРС (отдел рабочего снабжения), который обеспечивал продуктами и промышленными товарами весь коллектив и студентов. При ОРСе открылись магазины и столовые, работали локальные пункты продажи - буфеты. В Тузловском займище было организовано подсобное хозяйство.

В период 1944-1945 годов продолжались восстановительные работы в институте. 29 февраля 1944 года бюро ГК ВКП(б) обсудило вопрос «О неотложных мероприятиях по восстановлению Новочеркасского индустриального института имени Серго Орджоникидзе». Как огромное достижение всего коллектива, был отмечен тот факт, что учебные занятия начались с первых же дней после изгнания из города гитлеровцев. СНК СССР выделил на восстановление 3 300 тысяч рублей. Необходимо было их тратить разумно в условиях жесточайшего режима экономии. В постановлении бюро были намечены конкретные меры и, в частности, записано, что все без исключения студенты должны проявить патриотизм и сознательность в решении этой сложной задачи.

Весной 1944 года ряд комсомольских организаций ВУЗов Москвы и Ленинграда выступили с инициативой отказаться от летних каникул и полностью провести их на восстановительных и сельскохозяйственных работах. Комсомол НИИ поддержал это начинание. 10 июля 1944 вопрос об использовании студентов в каникулярное время обсудило партийное бюро института, оно одобрило комсомольскую инициативу и призвало преподавателей, научных работников, служащих последовать примеру студентов. Ни один студент не уехал самовольно на каникулы. Значительная часть отправилась поднимать сельское хозяйство, а остальные восстанавливали институт, готовили его к новому учебному году.

26 июня 1944 г. бюро Ростовского Обкома ВКП(б) вынесло на свое обсуждение вопрос «О мероприятиях по улучшению учебной и воспитательной работы в Новочеркасском индустриальной институте». Внимание партийного органа к делам института было вызвано тем, что в учебной и воспитательной работе института выявилось много недостатков. Прежде всего, низка была успеваемость. В целом по ВУЗу она составляла 67,8% в зимнюю сессию и 71,0% – в весеннюю. Наиболее успешно учились коммунисты и комсомольский актив, а также участники войны, возвращавшиеся в институт, как правило, по инвалидности. Однако в целом комсомольцы по качеству учебы авангардной роли не занимали. Не выполнялся план набора. Очень сложны были бытовые условия студентов.

Столовая кормила студентов один раз в день. На одного человека приходилось в месяц 3 кг 260 г крупы, мясо и жиры не планировались. Столовая имела четыре стола, скамью на четыре человека, 3 миски. Студенты получали еду в свою посуду. Многие вынуждены были уезжать к родственникам или на заработки в деревню, чтобы прокормить себя. Это приводило к частым пропускам занятий, снижению учебной дисциплины.

Областной комитет партии наметил широкую программу улучшения работы всех подразделений института. К положению дел в НИИ было привлечено внимание ЦК ВЛКСМ. 10 августа 1944 года Бюро Центрального Комитета обсудило вопрос «О неудовлетворительном руководстве Новочеркасским ГК ВЛКСМ комсомольскими организациями ВУЗов и техникумов». Практика комсомольской работы в ВУЗах города была подвергнута резкой критике. ЦК ВЛКСМ обязал ликвидировать допущенные недостатки, особо обратил внимание на улучшение среди студенчества внутрисоюзной и политико-воспитательной работы, восстановление студенческого лектория при индустриальном институте, потребовал систематический работы по подготовке кадров и актива.

С весны 1944 года в институте начали работать четырехмесячные курсы по подготовке поступающих в ВУЗ. Это была важная мера, т.к. план набора все еще не выполнялся. Комсомольцы создали бригады агитаторов, которые выступали перед школьниками города, области и знакомили их с институтом, пропагандировали его специальности.

В июне-июле 1944 года впервые за годы воины состоялась общеинститутская научно-практическая конференция. Высокую оценку получил доклад студента В.М. Глушкова (будущий академик) «О квантовой механике». Участники приняли решение проводить подобные конференции ежегодно, привлекать к их работе представителей производства. В январе 1945 года состоялась вторая конференция, впервые посвященная конкретной теме – «Роль русских ученых в мировой науке». Однако среди участников обеих конференций студентов было еще мало.

В феврале 1945 г. принимаются решения о проведении ежегодных студенческих научно-технических конференций, создании научно-технического студенческого общества – НТО, возобновлении работы научных кружков. 17-19 мая состоялась студенческая научно-техническая конференция на тему: «Новейшие достижения советской науки и техники». Ее работу студенты посвятили победе советского народа над гитлеровскими захватчиками. Цель конференции – показать творческий рост студентов и их участие в научной работе. В работе конференции приняли участие 409 человек, в том числе 303 студента, а остальные – молодые преподаватели. Было заслушано 50 докладов. Вновь с блеском выступил студент второго курса В.М. Глушков, его доклад «Обобщение В.И. Лениным новейшего естествознания после смерти Ф. Энгельса» был признан лучшим. Высокую оценку получили также доклады А. Куликова, В. Пермякова, В. Якубовского, Коренькова, Осина, Бильянца, Кондратьева, Германова, Н. Кравцовой, Богданова, Кондратова и других.

Большое внимание в институте уделялось развитию оборонно-массовой работы и физкультурного движения. Изучение военного дела по-прежнему было важным и обязательным учебным предметом. При военной кафедре действовали спортивные секции: гимнастики, легкой атлетики, баскетбольная, волейбольная, шахматная. Студенты проводили лыжные кроссы, военизированные походы на 5, 15 и 25километров. Возобновили работу стрелковый и радиолюбительский кружки. С 1944 года вновь стали проводиться внутриинститутские, городские и областные соревнования по различным видам спорта. В первом областном соревновании гимнасты НИИ заняли первое место. Особых успехов добились студенты В. Глушков, И. Ушаков, В. Акольвина, А. Домахина, Е. Антюшкина, М. Шаршак и др.

К началу 1945 года уже активно работают многочисленные добровольные общества: ДСО «Стахановец», руководитель - студент строительного факультета Орленко; в рядах общества 150 спортсменов; ОСО (отряд содействия обороне) – 70 человек; РОКК (Российское общество Красного Креста) – 175 человек; около 600 студентов объединены в МОПР (Международная организация помощи борцам революции).

На 1 января 1945 года в Новочеркасском Индустриальном институте им. С. Орджоникидзе действовало 5 факультетов: горный, механический, химико-технологический, строительный и энергетический. В составе факультетов действовало 50 кафедр, 52 лаборатории, 11 кабинетов, 4 музея.

Студенты, как и вся молодежь, проявили в годы войны глубокий патриотизм, показали себя достойными преемниками традиций старшего поколения. Они с честью выдержали все испытания, внесли бесценный вклад в великую победу над врагом. Благодаря их самоотверженному труду план восстановительных работ института был перевыполнен. Возрождение вуза в рекордные сроки – это гимн Победе. Символичен такой факт из послевоенной жизни вуза - 30 января 1946 года на торжественном собрании Новочеркасского индустриального института имени Серго Орджоникидзе Герой Советском Союза гвардии капитан Владимир Петрович Сенченко вручил трудовому коллективу Красное знамя, принадлежащее вузу и вывезенное оккупантами в годы войны в Германию. Знамя, по заявлению капитана Сенченко, было отбито у фашистов в предместье г. Берлина – Луккенвальде.

Сегодня Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова – это живой памятник подвига новочеркасских политехников. Всем, кто вложил свой труд, свои силы в его сохранение и возрождение в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Всем, кто отдал свою жизнь во имя Великой Победы!

Памятник воинам политехникам

Список политехников, погибших в годы Великой Отечественной Войны