8 января 1920 года в Новочеркасске устанавливается советская власть. С этого момента стала перестраиваться вся административная, научная и политическая работа ДПИ. Институт состоял из пяти факультетов: механического, химического, горного, металлургического и инженерно-мелиоративного. Весь состав студентов делился на пять классовых категорий: рабочие, крестьяне, советские служащие, трудовая интеллигенция и лица свободных профессий. При зачислении преимущество отдавалось первым двум категориям. Конкурс был большой, инженеров стране не хватало, поэтому при приеме допускался дополнительный набор, и учебные группы порой насчитывали 50-70 студентов, что считалось нормой.

Совет народных комиссаров (СНК) 17 сентября 1920 г.принимает декрет о создании школ подготовки к поступлению в высшие учебные заведения – рабочих факультетов (рабфаков). Срок обучения на рабфаках - три года. Они давали учащимся знания в объеме средней школы и готовили их, таким образом, для поступления в вуз. Создание рабфаков сыграло положительную роль в изменении социального состава студентов. Уже в 1923 г. дети рабочих и крестьян составляли в ДПИ 80% к общему числу студентов, а в 1925/26 учебном году почти 40% принятых в вуз были воспитанники рабфаков.

К началу 1925/26 учебного года в целом по ДПИ контингент студентов выглядел следующим образом:

Всего студентов

В том числе:

коммунистов

комсомольцев

членов профсоюза

рабфаковцев

рабочих

крестьян

мужчин

женщин

 

2305 чел.

 

160 чел.

273 чел.

1643 чел.

528 чел.

792 чел.

574 чел.

2170 чел.

135 чел.

 

Инженерное дело в России считалось прерогативой мужчин. В дореволюционной России число женщин-инженеров, имеющих высшее образование, составляло более ста человек. В 1917 г. ДПИ распахнул свои двери перед женщинами: у них появилась возможность стать вольнослушателями, т.е. посещать лекции по выбранному профилю. В наш вуз поступило 5 женщин, в их числе и Александра Григорьевна Давыдова – студентка горного факультета.

Появление женщины в лекционных аудиториях было встречено крайне негативно: студенты решили изжить барышню из своего коллектива, и даже стали при ней нецензурно выражаться. Но когда убедились, что это не оказывает на нее никакого воздействия, смирились, пригляделись к симпатичной девушке, и через пару месяцев в группе установились дружеские отношения. Главное испытание ждало впереди: нужно было доказать свое равноправие во время сессии. И этот поединок был выигран Александрой: она сдала все экзамены на «отлично», чем окончательно завоевала уважение мужской группы и уважаемых профессоров К.И. Лисицына, П.П. Сущинского, П.Н. Чирвинского.

1920-е годы были не из легких: сложная политическая обстановка, голод, разруха – все это не способствовало регулярным занятиям. Учебников не было и, помимо лекций, нужно было много заниматься в библиотеках, изучая специальную литературу. Профессора шли навстречу студентам и в летние месяцы устраивали дополнительные консультации. Надо сказать, что задачи перед студентами ДПИ ставились вполне реальные, по заданию предприятий. Так за полтора года до защиты дипломаАлександра Давыдова уже оказывала консультации по вопросам оценки гидрологической ситуации на Северном Кавказе. Она окончила институт с одними отличными оценками, получила квалификацию «Горный инженер», став первой женщиной, окончившей горный факультет ДПИ.

Многие студенты 1920-х гг. были вынуждены прерывать учебу, т.к. не имели средств к существованию, для иных обучение затягивалось до 8-10 лет. Не все было благополучно и с методами обучения. Так, весь учебный план студента был «оценен» в 600 баллов (не считая дипломного проекта). Студент обязан был ежегодно сдать 200 баллов, независимо от последовательности изучения отдельных наук. Все это затрудняло процесс обучения в целом. Порой многократно изменялись программы, добавлялись или исключались отдельные предметы, что дезориентировало как студентов, так и преподавателей. Студенты были практически предоставлены самим себе, сами они регулировали «темп» обучения, сами выбирали лекции, на которые надо ходить или можно не ходить, сами намечали последовательность сдачи экзаменов. Категорически были запрещены переэкзаменовки и разрешались они в исключительных случаях только Правлением института. Много было трудностей чисто бытового и материального порядка: не хватало топлива, света, учебных пособий, чертежных досок.

Большинство студентов совмещали учебу с дополнительным заработком – давали уроки, собирали налоги с нэпманов, участвовали во Всероссийской переписи, работали грузчиками и каменщиками, обмеряли здания для коммунхоза и т.п. Сложные условия усиливали отсев, снижали качество знаний. Успеваемость порой доходила до 31%, а высший уровень начала 20-х годов равнялся 65%. Назревала необходимость радикального оздоровления создавшейся обстановки.

В сентябре 1924 г. в институт приехал член ВЦИКа Ф.В. Ленгник (бывший преподаватель ДПИ). Он помог решить вопрос о сохранении в ДПИ горного факультета, который ошибочно хотели ликвидировать. В этот же период институт посетил нарком просвещения А.В. Луначарский. Главной темой его бесед с комсомольцами были вопросы идейной закалки юношей и девушек, роста их культуры, преодоления религиозности, воспитания качеств коммунистической нравственности.

В это время шли поиски новых методов учебы. Так, вместо экзаменов были введены зачеты без оценок. Однако считалось, что зачет может получить только студент, знающий материал не ниже, чем на «хорошо». Тройка приравнивалась к двойке и ставилась очень редко, т.к. негласно считалась среди студентов позорной оценкой: уж лучше получить «неуд.», а потом «поднатужиться» и сдать зачет хорошо. Одновременно с отменой экзаменов были отменены и лекции (правда, ненадолго). Упор был сделан на лабораторную и самостоятельную работу студентов, введено большое количество практикумов, что само по себе было положительно. Жизнь же вскоре показала, что расширение лабораторно-группового метода не исключает, а даже требует обязательных лекционных курсов.

Важную роль в учебном процессе играли академические комиссии. Они добивались от Правления института выпуска необходимых учебных пособий, организовывали производственную практику студентов и помогали создавать научно-технические кружки. Академические комиссии принимали меры по оказанию помощи отстающим студентам, выписывали учебники и учебные пособия и распределяли их среди нуждающихся.

В 20-е годы активно развивалась научная работа среди студентов ДПИ. Она концентрировалась в общефакультетских студенческих кружках. На горном факультете уже в 1922 году был создан горно-геологический кружок. Им руководил совет кружка, который разработал его Устав. На первых порах цель работы состояла в популяризации знаний горного дела: проводились семинары, организовывались экскурсии, показательные выставки; издавался Вестник кружка.

В этом же году был создан химико-технологический кружок на химическом факультете. Им руководило правление в составе трех профессоров - Ванина, Кирова и Славского – и четырех студентов – Елкина, Логвинова, Хренникова и Карасева. Кружок имел свою библиотеку, на его заседаниях обсуждались такие вопросы, как «О специальности», «К строению сахаров», «Что можно получить из каменного угля?», «Итоги летней практики на заводе смазочных материалов в г. Грозном», «Как развивать химическую промышленность на Дону и Кубани?» и др. Аналогичные кружки создаются и на других факультетах. Кружки эти были довольно многочисленными. Так, в научно-техническом кружке механического факультета работало в 1924/25 учебном году 277 человек, в том числе 240 студентов.

К середине 1920-х годов ДПИ переехал в свои новые корпуса на улице Просвещения. Оставался недостроенным только главный корпус, а химический, горный и механический корпуса жили уже полной жизнью: постепенно пополнялосьоборудование лабораторий, открывались новые специальности.

Выпускники 1920-х годов В.П.Терских и А.В. Чернов вспоминали, что на них особое впечатление произвело создание аэродинамической лаборатории, к открытию которой институту был подарен «настоящий самолет», а студенты устроили своеобразный субботник по промывке бензином всех частей его мотора, по сборке и наладке самолета. Обновленный самолет был торжественно вывезен на первомайскую демонстрацию.

К концу 20-х началу 30-х годов число рабфаковцев, принимаемых в ДПИ, резко возросло. Для института готовили кадры 16 рабфаков страны: Ростовский, Крымский, Чувашский, Минский, Воронежский, Таганрогский, Казанский, Тифлисский и др. Заниматься на рабочих факультетах приходилось в шинелях, сидя в холодных аудиториях, при остром недостатке учебных пособий, оборудования. Подготовка проходила в ускоренном темпе, когда трудно было хорошо усвоить курс. Попав в вузовскую обстановку, вчерашний рабфаковец переживал чрезвычайное умственное перенапряжение. Некоторые уходили на производство.

Большой воспитательный эффект оказывали различные формы шефской работы, которые стали традицией комсомольской организации ДПИ с первых лет её существования. Студенты ДПИ собирали в помощь флоту деньги (за счет жестокой личной экономии), бумагу, книги, канцелярские принадлежности. Среди студентов была организована работа по военной подготовке юношества. Военное обучение в ДПИ ведется с 20 августа 1926 года, когда Постановлением ЦИК в высших учебных заведениях были образованы военные кабинеты и введена высшая допризывная подготовка студентов. В августе 1930 г. была введена высшая вневойсковая подготовка студентов, по окончании которой они аттестовались в средний командный состав запаса.

Заботясь об отдыхе, комсомольская организация института не забывала о необходимости продолжать укреплять и развивать шефство над селом. Формы шефства носили самый разносторонний характер. Задачи советской высшей школы предполагали укрепление ее связей с практикой социалистического строительства, жизнью страны. Эта задача была близка и понятна вузовским комсомольцам. Поэтому с первых лет советской власти шефство над деревней стало яркой страницей деятельности пролетарского студенчества.Помощь селу оказывалась и в предыдущие годы, но теперь она получила более широкий размах. Проводилась большая агитационно-пропагандистская работа, выпускалась специальная газета «Уголок отпускника», разрабатывалась тематика лекций, рассчитанная специально на деревенскую аудиторию, готовились плакаты и боевые листки.

В 1928-1929 гг. по всей стране создавались отряды «Легкой кавалерии», призванные помочь партийным организациями в укреплении трудовой дисциплины среди молодежи. Был создан отряд «Легкой кавалерии» в Новочеркасске, куда вошли и студенты ДПИ. Члены отряда проверяли состояние трудовой дисциплины на предприятиях и учреждениях города, выявляли расхитителей, саботажников, в «Окнах сатиры» критиковали бездельников, боролись с антиобщественными проявлениями и в самом институте.

Интересной формой связи с производством были экскурсии. Они были формой подготовки студентов к будущей производственной практике. В 1922 г. по инициативе комсомольцев металлургического факультета организуется экскурсия 27 студентов на Юзовский и Макеевский заводы. Будущие инженеры ознакомились с металлургическими процессами и аппаратами, с условиями работы на заводах, обменялись опытом и провели для молодых рабочих несколько консультаций. Аналогичные экскурсии были проведены в последующие годы на ленинградские заводы «Красный путиловец», «Красный выборжец», «Русский дизель», «Большевик» (бывший Обуховский) и другие.

В 1920-е гг. важное значение придавалось развитию художественной самодеятельности, нравственному и эстетическому воспитанию молодежи. В это время были созданы многочисленные кружки: хоровой, драматический, литературный, фото, изобразительного искусства, симфонический и духовой оркестры, студенты выпускали сатирическую газету «Гайка».

В Новочеркасске был создан Первый студенческий духовой оркестр, в котором были обучающиеся политехнического, сельскохозяйственного и ветеринарного институтов города. 1 мая 1923г. вузовская колонна пошла на демонстрацию под бодрые звуки марша «Мы – кузнецы…».

Огромен был интерес юношей и девушек к драматическому искусству. Драматический кружок получил поэтическое название «Синяя блуза», и студенты сочинили даже гимн кружка. В кружке ставились спектакли из отечественной и зарубежной классики, но предпочтение отдавалось постановкам самодеятельным, где авторами выступали сами студенты. Тематика была самой разнообразной: от революционно-патриотических пьес до небольших сатирических инсценировок.

Велика была тяга молодежи к поэзии. Рождались первые поэты-политехники. Они посвящали свои стихи социалистической Родине, городу и институту, труду и любви. Со студентами встречались и молодые поэты советской республики. Яркой страницей культурной жизни ДПИ стала встреча студентов и преподавателей с В.В. Маяковским 27 ноября 1926 г. Первая химическая аудитория была заполнена до отказа. Люди забили все проходы. У самой эстрады стоял 63-летний профессор, заведующий кафедрой органической химии А.А. Киров. Студенты пытались уступить ему место, но он отказывался и простоял все четыре часа, пока выступление не окончилось. Весь вечер убеленный сединами ученый с юношеской восторженностью кричал: «Люблю Маяковского! Браво, Маяковский!».

После посещения нашего вуза Владимир Владимирович в эпиграфе к своему стихотворению «Голубой лампас» написал:

«В Новочеркасске на 60 000 жителей 7 000 вузовцев».